August 5th, 2008

смотрящий в осень, котенок

Хамм пошел в Бар, чтобы налечь на Бухлоэ.

Так как собираюсь ближе к осени попутешествовать по Германии, очень согрел мне душу рассказ tanyant, основанный на географических названиях этой страны. Немножко морализаторски у нее получилось, практически в стиле знаменитого предка, но все равно хорошо:

Один господин встретил Дамме и был Раден: Ах, Ухте, и так далее. Вскоре они поженились, и он был к ней Добриц. Жили сначала хорошо: разводили Цапель, во дворе у них жил маленький Пёснекк, в хлеву – Овен.
Но шло Времен, жена часто Родах, и появились Деттинген (целых Восмер, и все девочки) с обычными проблемами – то Моккрена, то Какаёль, то Горлозен, а иной раз и Гнойен. Тяжело стало жене жить: целый день приходилось ей Подельциг, - с утра на Торгау, а потом целыми днями Варен: ели Раков, или Устер, или Хек. Иной раз некогда было Гребенау в руки взять: не Даме, а домашний Раб. Голова Гудов, дети Дерзеков, а дома завелись Мольшлебен, Мух и Клоппенбург, и это всех Мучен.
Вскоре Паппенхайн стал раздражаться, что дома такой Бабенхаузен, начал ходить в Бар, налегать на Бухлоэ, стал Кривиц и Грубе. Жена Требель денег, а он не Даден, так что она часто Ревен, и от слез у нее распухла Харен. Муж стал Хамм, Гадебуш и Бад-Кольгруб. Редичке он ее теперь Гладбекк – видно Люббов прошла.
Эхинген, - часто думала жена, - за что мне такой Лихен? Заведу-ка я легкий Флирш, наставлю мужу Рогец. Как задумала – так и сделала, ударилась в Блуденц, стала Шлюхтерн, забыла всякий Острах. Жизнь ее стала Клеве: раньше-то одевалась в Марль, а теперь каждый Любц дарил ей Золотурн, или драгоценный Камен, а один Любарс купил ей новенький Мёрс.
Но тут-то и поджидал ее Гибельштадт. Муж увидел подарки, и все ему стало Ясниц. Не мог он потерпеть такой Вреден: каждый Мудау может безнаказанно Пюхау его жену, каждый может ее Бахарах, а то и Руппихтерот!А соседи за спиной Айхах и Хахенбург над ним, над мужем. Эта мысль причиняла ему Болльштедт. Сначала у него была простая Целль: нарвать Вербен и хорошенько задать ей Плеттенберг, да вышло иначе. Как-то вернулся он в свой Узедом, заглянул в одну из Кемнат, а там - Ах-Линц! Очередной Берен-Любхин на его собственной кровати Прирос к его жене! Туттлинген вышла неловкая Пауза.
- Даргун! – вскричала жена. – Вер мне! – Но было поздно. Муж выхватил пистолет, - Пфраймд! – и его соперник превратился в хладный Охтруп, - даже Пульсниц не прощупывался. Увидев, что тот Уммерштадт, жена в испуге спряталась Затруп. Но и ей пришла Гибельрот
Люденшайд, будьте Верне своим супругам!
смотрящий в осень, котенок

Рекламная пауза

Хе. Вадим Речкалов на книгу которого я ссылался пару раз, оказывается, недавно завёл ЖЖ. Пока в журнале voinodel много фотографий, старых текстов и ссылки на статьи собственного производства. Но, может быть, появится что-то еще.