July 9th, 2008

смотрящий в осень, котенок

Беженцы

Грузинские власти и всякие там «я-грузины» любят повизжать про грузинских беженцев из Абхазии. А вот про осетинских беженцев из Грузии они и не заикаются (наши-то любители Саакашвили о них даже не знают).
Между тем, при советской власти во внутренних районах Грузии осетин жило больше, чем в Южной Осетии. В начале девяностых большинство из них (около семидесяти тысяч человек) вынуждены были бросить всё и бежать. Для маленькой Северной Осетии, где жило не более пятисот тысяч, беженцы – настоящий бич. Большую часть приехавших из Грузии как-то пристроили, но около двенадцати тысяч по-прежнему живёт чёрти где: в заброшенных военных городках, в аварийных общагах, в старых пионерлагерях.
С каким комфортом – судите сами:

40,77 КБ
Это поселок Гизель

36,91 КБ
Общежитие во Владикавказе. Аварийное, но населённое беженцами.

31,90 КБ
Орёл наш, дон Путин, на двери туалета.

45,95 КБ
А это, типа, ванная комната. Три крана: в одном, вроде как, горячая вода (которой не бывает), в другом - холодная, в третьем - душ, наверное.

57,62 КБ

Многие поселки беженцев (например, Гизель) находятся в Пригородном районе, который до 1944 года входил в состав Ингушетии. Потом ингушей депортировали, район передали (как считают осетины, вернули) в состав Осетии. После принятого в Москве шибко умного решения о территориальной реабилитации репрессированных народов сюда пошли ингуши и осетинские беженцы. В итоге в 1992 году за Пригородный район началась настоящая война между осетинами и ингушами, которую иногда, то ли в шутку, то ли всерьез, зовут ингушско-кударской (кударцами, то есть, осетинами из Южной Осетии, этих беженцев ошибочно называют, хотя подавляющее большинство из них, повторюсь, из Грузии). Победили осетины – как самые отчаянные. Некуда им было уходить и нечего терять, в отличие от ингушей, у которых за спиной была Ингушетия. Ненависть к ингушам сейчас поутихла, но их по-прежнему не любят и, по-моему, завидуют: мне, чуть не давясь от злобы, рассказывали про "шикарные домины", которые, якобы, отгрохали себе беженцы-ингуши из Пригородного.