June 29th, 2008

смотрящий в осень, котенок

В продолжении темы божьих людей: необычный дневник странного человека

Однажды я познакомился с художником Геннадием Добровым. Человек он, мягко говоря, не от мира сего, но в отличие от буйного батюшки, социально не опасен. Весь мрак своей души он воплотил в картины (они по-настоящему шокируют, но не о них речь). В поисках сюжетов Добров обошел массу очень…гм… необычных мест, в том числе, несколько раз побывал в воюющем Афганистане.
Находясь там, почти каждый день писал письма жене, которые трогательно начинались со слов «Привет, малыш» (малышу – за шестьдесят, Доброву – около семидесяти). Получился дневник, по-моему, весьма интересный. Отрывки из него я литературно обработал и опубликовал семь лет назад в ныне покойной газете «Московские новости». Думаю, не будет ничего предосудительного, если я размещу опубликованный текст в своем ЖЖ.

Специальных пояснений к этому дневнику, думаю, не требуется. Разве что, некоторые (точнее, два) пояснения по персоналиям.
Бурхануддин Раббани – президент Афганистана после 1992 года.
Ахмад-Шах Масуд – пожалуй, самый известный афганский полевой командир времен войны с нашими. Начал воевать за создание исламского государства еще в середине семидесятых. Убит, вероятно талибами, через месяц, после того, как Добров закончил его портрет.
_____________________________________________________________________________
Поезд
Поезд Москва-Душанбе 4-9 марта 2001
Привет, малыш! Пишу тебе из самого странного в мире поезда. Снаружи ты его уже видела, внутри он еще более экзотичен. Сказать что в вагоне пахнет мочой, значит ничего не сказать. Такое впечатление, что мочились прямо под скамейку или внутрь ящика для вещей. Реакция пассажиров одинаковая: вначале все возмущаются, потом смеются.
Меня предупредили, чтобы я не смотрел в окно (могут бросить камень), но как тут не смотреть? Ничего не видел красивее солнца, спускающегося за горизонт, когда мы подъезжали к прикаспийским степям. Я нашел отличное место для обзора. Правда, оно было у туалета, но это не важно: во всем вагоне воняет одинаково.
На всех остановках поезд штурмовали торговцы. Они врывались в вагоны, сметая все на своем пути, поливая отборным матом проводников и своих конкурентов, и предлагали абсолютно всё: от сосисок до ковров. Орут торговцы, орут проводники, орут покупатели, не переставая гремит музыка - казахская, туркменская, таджикская. В общем, восточный базар со всем своим шумом, гвалтом и огромными деньгами, которые вдруг оказались у всех пассажиров нашего вагона.
Проводники тоже делают свой бизнес - на безбилетниках. Ими набивают и полки, и пространство между полками, и тамбуры. Люди спят, едят, пьют и даже моются прямо на мешках и баулах. "А что делать? - сказал мне пожилой проводник, - 8 месяцев я не получаю зарплату. Не с голоду же помирать?"
У казахской границы поезд преобразился, как по мановению волшебной палочки.
Вагоны вдруг стали почти пустыми и даже немного чистыми. Совместными усилиями проводникам удалось вытеснить всех торговцев - даже отчаянных казахских красавиц, неизменных инициаторов и победительниц всех вагонных драк и свалок. Начиналась первая таможенная проверка.
Проверок было много: на каждой границе. Нас проверяли и днем, и ночью - видимо, таможенникам и пограничникам тоже не платят зарплату по восемь месяцев. Меня никогда не трогали: по мне было видно, что денег у меня нет. А всем остальным доставалось. Иногда не только перетряхивали сумки, но и устраивали личный обыск, никогда, впрочем, не проверяя верхние, нижние и средние полки, где обычно провозят контрабандные товары и наркотики. Тем не менее, люди таможенников боялись и всегда держали деньги наготове, чтобы вовремя откупиться.
Надо сказать, что атмосфера в вагоне была дружной. Мы как-то привыкли вместе преодолевать трудности. Когда где-то в Казахстане наше окно - единственное целое на нашей стороне вагона - разбили камнем, мы даже делились друг с другом одеялами. Хотя от холода они не спасали, всем было приятно - даже трем братьям таджикам, без документов, без денег, но со справками из Бутырок об освобождении, поочередно прятавшимся от пограничников в горе одеял на третьей полке.


Collapse )
смотрящий в осень, котенок

Утешение для наших

Испанцы станут стали чемпионами. А проигрывать чемпионам не стыдно.

Интересный был финал. И комментатор жег не по-детски

"Мяч попал в Рамоса, но в какую часть его испанского тела?"
"Получил удар головой. Это не удар локтем, поэтому не получил предупреждение"
"Будем продолжать внимательно следить за бровью Баллока"
"Вот вы посмотрели фильм "Два капитана - один из них предупреждён""
"Многое сделал Баллок в сегодняшнем матче: и успел подраться, и бровь ему разбили"
"Торрес помог себе рукой и своим присутствием"
"Бывает, скажешь что-то справедливое, а футболисты обижаются"