June 20th, 2008

смотрящий в осень, котенок

(no subject)

Знакомый посетил колонию для несовершеннолетних. Говорит, там не страшно. Поймал себя на мысли, что сначала тоже не очень испугался, когда посетил, можно сказать, с экскурсией настоящую, взрослую тюрьму. Боишься того, к чему не готов, а тут не ждал курорта - его и не было. Камеры, стены, атмосфера эта иссушающая. Всё как примерно представлял, как показывают по телевизору. Зэки абсолютно не удивили. У каждого своя история, но в целом, зэки как зэки. Смотришь на них и ощущаешь чёткую дистанцию: вот ты, а вот тюрьма. Они здесь останутся, а ты через час выйдешь, пойдешь домой и всё забудешь. По-настоящему не по себе сделалось только однажды, после общения с охранниками.
Есть выражение "на лице написано" - это про них. У каждого второго на лице написано "сволочь", у каждого первого - что он тоже ощущает себя приговоренным к этой тюрьме. Какая-то последняя степень лузерства. Одного, помню, при мне прорвало. Орал что-то про зарплату в пятнадцать тысяч, про однокомнатную квартиру, про зятя-лодыря. И ненависть из него так и пёрла - и к тюрьме, и к своей жизни. При этом было понятно, что никуда он от них не уйдет, потому что не сможет. Вроде бы, обычный человек, но тюрьма его переломала и теперь уже не отпустит. Тогда впервые попробовал представить себя за решеткой. Не с экскурсией, а зэком или хоть охранником. Вот тут стало страшно.