March 15th, 2008

смотрящий в осень, котенок

Магия чисел

15 марта 2008 года суд приговорил непосредственных участников убийства журналиста Георгий Гонгадзе к недетским срокам заключения
и 15 марта 2005 года вступил в силу оправдательный приговор господам Павлу Поповских, Константину Мирзоянцу, Александру Сороке, Константину Барковскому, Александру Капунцову, Владимиру Морозову.

Эту шестерку (в смысле, шестерых подсудимых) обвиняли в убийстве 17 октября 1994 года журналиста газеты «Московский комсомолец» Дмитрия Холодова. Журналист написал немало статей, посвященных тогдашнему министру обороны Павлу Сергеевичу Грачеву. Благодаря Холодову читающая публика узнала о министре много интересного. Например, что Павел Сергеевич активно присваивал казенные средства, в том числе, выделяемые на строительство жилья офицерам; что он покровительствует коррупционерам в погонах, которые делают свой тихий гешефт в Западной группе войск в Германии; что он любит дорогие иномарки, почему и заработал прозвище Паша-Мерседес.
Словом, много информации, которая должна была преобразоваться в уголовное дело. Но почему-то не преобразовалась.
В процессе расследований журналист ознакомился с деятельностью особого отряда 45 отдельного полка ВДВ, к которому имели непосредственное отношение все шестеро подсудимых. Своеобразный такой отряд. Вроде бы, должен был заниматься выполнением спецзаданий в глубоком тылу противника. Но глубокий тыл противника, по-видимому, располагался в Москве, поскольку немало «спецзаданий», как утверждалось на суде, подсудимые выполняли здесь: крышевали коммерческие структуры и промышляли заказными убийствами. Особый отряд пользовался особым доверием Грачева, поэтому бойцам отряда позволялось многое. Например, такое:
Из показаний начштаба 45-го полка г-на Тура
«В обеденный перерыв ко мне пришли Мирзоянц, Мусин, Клюев (члены отряда – авт.) и попытались выяснить, почему я нелестно отзываюсь об особом отряде. Они были выпивши. Мирзаянц держал меня за грудки, а Морозов, как офицер (он был командиром отряда – авт.) на все это смотрел. Ругались матом, сказали, что если я буду себя неправильно вести, они меня прикончат».

Незадолго до убийства Морозов, как утверждал свидетель, вмонтировал взрывное устройство в дипломат, похожий на тот, что взорвался в руках Холодова. «Вот, видишь, жизнь какая... Сегодня я убил человека — раз, и нету”, — сказал Морозов свидетелю в день убийства.


Ну а дальше расшифровка подслушанных разговоров Морозова и его жены, распечатка из уголовного дела:

Персонажи “радиопьесы”:

СКОРЦЕНИ — заместитель Поповских г-н Прокопенко.

МАКСИМ — глава разведотдела штаба ВДВ полковник Поповских (такой позывной он использовал в Чечне).

НИКОДИМЫЧ — заместитель начальника ГУОП МВД Батурин.

МУРЗИЛКА — Константин Мирзаянц.

САНЫЧ и ТАТАРИН остались публике неизвестными.

“Морозов: — (...) Скорцени, Максим, Никодимыч...

Супруга: — Они тоже, как волки, сами по себе.

Морозов: — Саныч, Мурзилка, Татарин... Кто из них все-таки патриот и кто в какую дудку дует? Вот это вот непонятно.

Супруга: — Все будет нормально, главное — нам быть вместе. Вместе мы победим, правда?

Морозов: — Попробовать, может, перевалить их всех по одному? Как они мне надоели!

Супруга: — Пока не поздно, да? Мне кажется, стоит одного завалить, то все засуетятся.

Морозов: — А там четверо всего. Они дятлы.

Супруга: — А вдруг они не виноваты?

Морозов: — Да и хрен с ними. Они кучу невиновных людей на тот свет отправили. Наверное, невиновных, я так думаю. По крайней мере мне так кажется. Просто так, по приколу отправили.

Супруга: — Ну не по приколу, наверное.

Морозов: — Не знаю, мне так кажется, прикол. Можно было всего этого избежать...

Супруга: — Ну а ты сам собираешься что делать?

Морозов: — Поприкалываться так же, как они. Чего бы и нет? Они же считают, что они боги, они могут перечеркнуть кого угодно... Они дураки! Придурки вообще! Сволочи они!

Из всех жертв, которые были, была только одна, которая действительно заслуживала внимания, что его действительно нужно было уничтожить, потому что он просто так убил кучу людей...”

(...)

“Морозов: — Я могу в принципе завтра-послезавтра дать согласие и на неделе иметь порядка двухсот тысяч долларов. Но я их должен отработать. Извини, а там противник совсем другой. Там бронированный, тяжелый, с кучей людей. В принципе нет ни одного человека, которого нельзя было бы достать. Даже президента можно достать при желании. Я раньше думал.

Супруга: — Маловато денег за такого бронированного.

Морозов: — Двести? Это только одна контора за него двести платит...”

(...)

“Морозов: — Слишком много людей на тот свет отправили, которые вообще к преступлению отношения не имели... Не хочу брать на халяву грех на душу. Я согласен работать бесплатно во имя людей, а не дерьма... которое к власти рвется. Это мне для чего? Надо разобраться во всем этом. Победить. Хотя бы для того, чтобы никто не страдал на халяву так. Этот корреспондент... Вопросы решить по-другому, полюбовно. Эти козлы захотели именно так. Пацан погиб, семья страдает... Кто-то дорого заплатил, наверное...”


Здесь можно прочитать еще много любопытного по делу. Версия потерпевших, так сказать.
Подсудимые своих версий не озвучили, если, разумеется, не считать за версию предположение их знакомого, известного своей неподкупностью и беспристрастностью журналиста Михаила Леонтьева о том, что Холодова замочила сама редакция МК. Неподкупный журналист намекал, что таким образом газета поднимала свой тираж. Ну, рекламная акция такая. Подсудимых оправдали, но леонтьевское предположение пропало втуне, ума не приложу почему. Ведь ежику же ясно, что Листьева, например, убила редакция ОРТ, исключительно для поднятия рейтинга. А Политковскую, понятное дело, заказала "Новая газета". Кто ж еще?